17:11 

Cryptography is the soul. Глава 3

Hizu-chan
Достигнув цели, замечаешь, что ты — средство.
Название: Cryptography is the soul
Глава: 3
Автор: Hizu-chan
Бета: не бечено
Фендом: Наруто
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Наруто/Саске, Саске/Наруто
Жанр: детектив, экшн, романс.
Размер: макси
Состояние:в процессе
Предупреждения: AU, OOC, наше время.
Дисклеймер: всё Кишика


Вскрыв боковую панель процессора, Саске внимательно оглядел материнскую плату и блок питания. Всё было в пыли, поэтому не удивительно, что компьютер вышел из строя. Выдернув из гнёзд приводы, Учиха склонился к прибору и пододвинул поближе лампу. Внешних признаков того, что плата сгорела, видно не было, но процессор при включении не подавал никаких признаков жизни, значит дело либо в материнке, либо в блоке питания. Чтобы это узнать, приходится применять самый быстрый и надёжный метод диагностики – поставить вместо родных деталей свои, в которых ты точно уверен, и попытаться протестить работу компьютера. Методом исключения можно выявить, на чём нужно сосредоточить внимание.
Саске потянулся к верхней полки и достал небольшой беспроводной пылесос и кисточку с мягким ворсом. Перед тем как начать диагностику, нужно убрать с плат всю накопившуюся пыль, хотя это должен был делать владелец компьютера. Самая обычная и примитивная профилактика. Саске всегда раздражался, когда к нему на стол попадал не чищеный компьютер. Вместо того чтобы приступить к починке, Саске приходилось тратить время на чистку. Это долгая и не благодарная работа, которая ему не оплачивалась, но и чинить такую вещь без должной подготовки, было нельзя.
За своей спиной Учиха слышал, как его напарник пытается перепаять микросхемы материнской платы у сенсорного телефона. Детали настолько были малы, что тому пришлось надвинуть лупу себе на один глаз. Суйгетсу Ходзуки, так звали соседа Саске по мастерской, не раз поливал грязью, ненавистную фирму «Toshiba», за их неупорядоченную сборку деталей. Когда Суйгетсу вскрывал тот или иной продукт от «Toshiba», то он не мог понять, где «начало», а где «конец». Если объяснять простым языком, это всё равно, что портной сшил спину, перед и рукава в хаотичном порядке, вместо футболки вы получили непонятную тряпку со странными дырами. Так и в электронике, у каждого транзистора на микросхеме есть своё узаконенное место и значение. Все мелкие детали на плате похожа одна на другую, чтобы узнать их назначение они помечаются опредёлёнными зонами. Если зоны не помечены, то ремонтник может узнать о них, помня, как устроена материнская плата, и то это зависит от её типа. Например, в плате АТХ, которую чаще всего применяют в компьютерной технике, «системная BIOS» всегда находится в верхнем правом углу, а микросхема VIA чуть ниже, обязательно сбоку будет располагаться и микросхема моста VIA с теплоотводом и так далее. Подобное расположение деталей на материнской плате придерживаются все, кроме «Toshiba». Их материнская плата представляет собой некий винегрет, в котором мало что можно понять. И в данный момент, Суйгетсу колдовал над телефоном, боясь повредить не ту микросхему.
- Твою мать! Как же я ненавижу эти долбанные телефоны! Саске, подай мне тонкий пинцет. – Попросил Ходзуки, не отрываясь от работы. Учиха молча, достал из верхнего ящика стола пенал с набором пинцетов. Выбрав нужный, он отдал его Суйгетсу. Заинтересовавшись, над, чем так корпит напарник, Саске взглянул тому через плечо на разобранный прибор. Учиху пока не допускали к подобной работе. У него ещё не было опыта и должных знаний. В фирме он считался кем-то вроде сборщика, а Суйгетсу был как раз тем, кто смыслил во всём не хуже компьютерного инженера. Иногда, по мере возможностей, он объяснял Саске некоторые значения и способы ремонта микросхем. Собственно из-за этого худощавого парня, Саске и стал работать в компании. До этого, представления о компьютерах у Учихи было на уровне обывателя. И благодаря напарнику Саске увлёкся компьютерами на столько, что это стало его небольшим хобби. А самое удобное, то, что его проблема с речью здесь ни кого не интересовало. На много важнее была скорость и качество работы их сотрудников. И поскольку Суйгетсу был здесь на хорошем счету, по его просьбе Саске приняли на временную работу.
С Ходзуки Саске познакомился два года назад на какой-то школьной вечеринке. Тогда Саске заговорил с ним о своём сломавшимся ноутбуке и Суйгетсу предложил ему свои услуги. Не то, что Саске не мог позволить себе другой компьютер, просто, на тот момент в ноутбуке находился его доклад по физике, над которым Саске работал практически неделю. В ремонтной сказали, что ноут вряд ли удаться починить, и что его стоит выкинуть. А тут, так совпало, что ему предлагают привести компьютер в чувство за каких-то пару часов. Естественно, Саске не отказался от помощи. На следующее утро Суйгетсу приехал к нему домой и сотворил чудо. С тех пор Саске частенько консультировался со своим новым знакомым, когда у него были проблемы с компьютером. А после того как произошёл «тот случай», Суйгетсу стал частенько наведываться к нему. Порой Саске такое внимание раздражало, а особенно, то, как Ходзуки пытался вытянуть из него хотя бы пару слов. Но через пару месяцев тому видимо надоело, и он переключился на общее благосостояние своего приятеля. Сначала это были попытки принудить прогуляться по кабакам, потом Суйгетсу приносил Саске книги о компьютерной технике, а потом и вовсе предложил работать. В то время, это было самым интригующим предложением, и Саске согласился. Теперь Учиха работает в фирме под названием: «Binompro», располагавшаяся около восточного выхода со станции Синдзуку.
Когда Суйгетсу закончил паять, он откинулся на спинку стула и снял с головы лупу:
- Чёрт, как же хочется жрать. – Пожаловался блондин, уставившись в потолок. Он повернулся к Саске и с лёгкой улыбкой спросил:
- Тебе купить бенто?
Саске отрицательно покачал головой и вернулся к своему столу.
- Ну, как хочешь. – Потянулся Ходзуки и встал со стула. Подойдя к дверям ведущим в общий коридор фирмы, он обернулся:
- Я в магазин. Не позволяй этим недомеркам даже подходить к этой штуке. – Он указал на разобранный телефон. Частенько бывало, что работу перехватывали их же коллеги из соседних мастерских и Суцйгетсу это бесило. Поэтому он почти всегда оставлял Учиху на стрёме.
Саске кивнул и углубился в работу над процессором. Суйгетсу надел куртку и тихо выскользнул в коридор. Стоило входной двери закрыться, как дребезжащий звук от вибрации мобильного телефона разнёсся по мастерской. Учиха достал мобильный из кармана и обнаружил, что ему прислали сообщение. Смс значилась от адвоката Сарутоби:
«Саске, жду тебя в своём офисе. Важно! Хирузен Сарутоби».
Недовольно хмыкнув, Учиха достал из под стола сумку и положил в неё мобильный. Затем начеркал небольшую записку своему напарнику. Офис Сарутоби находился в двух кварталах от «Binompro», поэтому Саске надеялся вернуться до конца обеденного часа. Прихватив ключи от мастерской, он спустился по лестнице к ресепшену и отдал охраннику связку вместе с запиской. Охранник понимающе кивнул. Напарники так поступали часто, если кому-нибудь из них нужно было отлучиться.
Пересекая улицу Тошигаки, Саске зашёл в книжную лавку. В неё он заходил каждый раз, когда собирался идти к своему адвокату. У Саске это было негласным правилом – покупать старику одну книгу из цикла «История мировых культур и цивилизаций» на каждое его посещение. Это было нечто вроде небольшого подарка. Однажды Сарутоби признался, что интересуется древней историей и его увлекают рассказы о племенах древних Кельтов и Майя. На его столе всегда лежал свежий номер «National Geographic». Поэтому однажды Саске, прогуливаясь перед очередным приёмом, случайно набрёл на книжный магазин «King book» и, пройдясь меж полок, заметил коллекцию энциклопедий с глянцевыми страницами в качественном переплёте. Саске сам не знал, что побудило его купить первую книгу для старика? Возможно, таким образом, он хотел выказать опекуну своё уважение и благодарность. Но, тем не менее, когда он впервые положил энциклопедию на стол Сарутоби, то испытал огромное удовлетворение. Казалось старик тоже был рад подобному подарку. И Саске с тех пор не мог удержаться, чтобы не купить ещё и испытать такое приятное чувство как в прошлый раз. Хирузен не раз намекал, что не стоит покупать столь дорогие презенты. Мол, Учиха его клиент, подопечный. Такое для уважающего себя адвоката было неприемлемо. Но Саске, что горох об стену. Не было не единого раза, чтобы он забыл о своём маленьком правиле.
Уже ожидая в очереди к кассе, Саске решил немного полистать выбранную энциклопедию. На этот раз она была о древних Германцах. Прочитав несколько вступительных слов, Саске узнал, что древние германцы – это группа родственных народов, десятки племён, принадлежавших к индоевропейской языковой семье и занимавших к I веку обширную территорию между Рейном и Вислой от запада к востоку, Дунаем на юге и Балтийским и Северным морями на севере, а также южную Скандинавию.
Согласно современным представлениям, пять—шесть тысяч лет назад в полосе от Центральной Европы и Северных Балкан до северного Причерноморья существовало единое этноязыковое образование — племена индоевропейцев, говоривших на едином или по крайней мере близких диалектах языка, получившего название индоевропейского языка-основы, из которого развились затем все современные языки индоевропейской семьи. По другой гипотезе, индоевропейский праязык зародился на Ближнем Востоке и был разнесён по Европе миграциями родственных племён.
На всем севере Европы была распространена своя письменность, древнегерманский алфавит — руны. Древние старшие руны были общими для всех германских племен этой большой области. Новые младшие уже различались в отдельных странах — у датчан, норвежцев, англосаксов.
В начертании многих рун можно узнать искаженные буквы латинского алфавита. Характерная угловатая форма рун вызвана тем, что их вырезали на дереве, металле или камне. Сначала этими письменами пользовались только жрецы. Они гадали, бросая особые палочки, на сторонах которых чертились руны. По тому, какие знаки выпадали, жрецы определяли волю богов. Недаром слово «руна» того же корня, что и древнее германское слово, означавшее «тайна».
Перевиснув страницу, Саске увидел фото, на котором было изображение огромного валуна. По всей его поверхности были в разнобой начертаны символы. Ниже на странице была приведена таблица с транскрипцией каждой руны. Саске внимательно разглядывал «тайну» древних индоевропейцев, не осознано шевеля губами, как, бы проговаривая их название:
« - «Иса» – выглядит как английская «I», «Тейваз» - похожа на стрелку указывающую вверх и означающую «Т», «Ингуз» - как ромб».
Саске не знал зачем он пытается запомнить их, но с каждым прочитанным знаком на него накатывало необъяснимое чувство беспокойства и паники. В уме он беспорядочно повторял:
« - Иса, Тейваз, Ингуз…, Иса, Тейваз, Ингуз, Феху…, - как будто читал древнее заклинание. В висках бился пульс, в ушах зашумело, а перед глазами проносились символы.
« - «Ингуз», «Феху», «Лагуз»…
Воздуха стало не хватать, и началась отдышка. Саске понял, что ещё несколько секунд и он грохнется в обморок, поэтому он захлопнул книгу и опёрся об прилавок. Пытаясь отдышаться и придти в себя, Саске стал осматривать помещение, чтобы отвлечься. Приступы страха были частыми гостями в жизни Учихи, с тех пор как произошел «весь тот кошмар». Приступ мог появиться когда угодно и от чего угодно.
В иной раз, Саске пытался понять, из-за чего это происходит, но как он не пытался, корень проблемы так и не проявлял себя. На самом деле разумом Саске понимал, что конкретно не боится никоего и ни чего, но тело и подсознание так не считали.
- Вам плохо? – взволновано спросила девушка, стоявшая в очереди за Саске. Продолжая глубоко дышать, парень оглянулся на неё и покачал головой. Дотронувшись до лба, Саске стёр испарину и почувствовал, что всё его лицо буквально горит. Ему нужно было скорее выйти на улицу. Возможно, там бы приступ прекратился намного быстрее. Но в очереди перед ним стояло ещё двое покупателей, и Саске надеялся, что всё закончится и он сможет покинуть магазин. В предвкушении скорой свободы, Учиха взглянул на выход из магазина, и вдруг его пробрало от ужаса…
Очередная волна приступа накатила с новой силой. Саске, буквально, вцепился в столешницу прилавка, чтобы не упасть. Он с ненавистью смотрел на то, что заставило его чувствовать себя беспомощным ничтожеством. Люди засуетились вокруг и заслонили собой человека, которого Саске пытался вспомнить.

***
Закончив писать выводы по анализу личности, Наруто устало откинулся на спину дивана. Он размышлял над тем, что он выяснил, и что имеется у него на данный момент. По всем статьям, Наруто не понимал, как такая сильная личность как Учиха Саске может страдать шизоидным неврозом? Как ни крути, но психологический портрет никак не совпадал с основными предпосылками заболевания. Нет, конечно, это похоже на невроз, но подобное психическое отклонение в основном наблюдается у людей с низкой самооценкой, а Саске ни коем образом не попадает в эту категорию.
Наруто устало вздохнул и потёр переносицу. Его одолевали сомнения. Может он что-то упустил? Почему он сомневается в решении десятка опытных специалистов? Не может же быль что они все ошиблись в диагнозе? Но сколько раз Наруто не перечитывал свою статью, тем больше становился уверенным в том, что истина где-то рядом. Решив всё-таки проверить себя, Узумаки достал из сумки копию истории болезни Учихи. Открыв на странице с описанием характера и психологического портрета, он специально стал читать медленно каждую строчку, пытаясь сравнить результаты комиссии со своими. И с каждой строчкой его брови начали подниматься вверх от искреннего удивления. Он резко вскочил с дивана и поднёс листы к настольной лампе, по ближе к свету. Он снова перечитал отчёт. В какой-то момент он понял, что в документе речь идёт совершенно о другом человеке. Нет, отчёт не подменили, просто профессора видели Саске немного иначе, нежели Наруто. Там Учиху представили, как человека ведомого - подверженный влиянием других людей, депрессивного, боязливого, отрицающего действительность. Если что-то и совпадало с мнением Наруто, то это было не значительной мелочью. В общем, в глазах ведущих докторов Японии, Учиха был хлюпиком не имеющим своего мнения и совсем «слетевшего с катушек».
Наруто взял телефон с тумбочки и набрал номер Какаши. В трубке раздались гудки и через пару секунд на том конце ответили:
- Хатаке у аппарата. Чем могу помочь?
- Здравствуйте, Какаши–сенсей. Это Наруто.
- Йо! – раздалось тихое и без эмоциональное приветствие. – Как продвигается твоя работа?
- Я как раз и позвонил Вам по этому поводу. Понимайте, я сравнивал свои результаты с отчётом комиссии, которая тестировала Учиху, и кое-что обнаружил. – Наруто прижал телефон к уху плечом и пролистал несколько листов с отчётом.
- И что ты нашёл? – поинтересовался Какаши.
- Мои выводы совершенно не совпадают с описанием в истории болезни.
- Что ты хочешь мне этим сказать?
- Ваши профессора ошиблись. – пожал плечами Наруто. На другом конце провода раздался задорный смех:
- Ты уверен? Может, это ты ошибаешься? – саркастический тон Какаши заставлял напрячься.
- Уверен. – Удручённо проговорил Узумаки. – Лучше скажите, с помощью каких тестов комиссия вывила такие результаты?
- Оу, проводилось много тестов, но я уже говорил, что Саске не большой любитель психоанализа - он не желал принимать участие.
- То есть, вы хотите сказать, что все тесты были провалены, а заключение комиссии, притянутое за уши предположение?!
- В таких случаях, - уже серьёзно начал Хатаке. - Психоаналитикам приходится просто наблюдать и делать выводы. Ты со мной согласен?
-Да но, даже наблюдая за Учихой, я бы не сказал, что он ведомый или отрицает реальность.
- А на каких основаниях ты сделал такие выводы? – издевательски протянул Хатаке.
Наруто помедлил немного, прежде чем ответить:
- Я смог протестировать его.
Какаши молчал и Наруто подумал, что Хатаке был удивлён его словам, но это оказалось не так.
- Что это был за тест? – серьёзно и в какой-то мере настороженно, спросил Какаши.
- Тест по Гётте, концепция цвета. – Ответил Узумаки.
- Я могу взглянуть на твои записи?
- Конечно. – Захлопнув папку, Наруто отбросил её на диван.
- Тогда жду тебя сегодня в центре, постарайся приехать до окончания обеда.
- Замётано.

***
Саске вылетел из магазина и огляделся. Его глаза метались из стороны в сторону, пытаясь разглядеть в толпе прохожих человека, который следил за ним. Но тот будто сквозь землю провалился. Парень перевёл дух и привалился к стене за своей спиной. Голова продолжала кружиться и снующие туда-сюда прохожие мешали сконцентрироваться, раздражающе действуя на нервы. Сигналы клаксонов автомобилей оглушали, а голоса людей звучали так, словно все они говорили прямо Саске в уши. Необходимо было уйти подальше отсюда. Туда где тихо и никого нет. Поэтому Саске нервно поправил сумку, висевшую на плече, и поспешил в сторону пересечений улиц Тошигаки и Токусима, в конце которой, Саске знал, был небольшой сквер, где он надеялся, немного отдохнуть. Он пытался смотреть себе под ноги, чтобы не оглядываться на лица людей и случайно не наткнуться на того самого человека, чьё лицо заставило Учиху снова испытать чувство страха. Саске уже понял, из-за чего он разволновался. Только он не смог определить это вовремя. Когда он читал книгу, за ним следили. Учиха подсознательно почувствовал тяжёлый взгляд на себе, и это вызвало панику. Чувство преследования до сих пор не отпускало его. Саске закусил губу, как заведенный про себя повторяя:
« - Немедленно успокойся! Ничего не происходит! Всё в порядке!». – Если он не сможет придти в себя, то сорвётся, что было Саске не на руку.
Завернув за угол, Саске прибавил шаг. В конце улицы были видны густые ветви деревьев, охваченные красным пожаром осенней листвы. Для него они были как маяк – знак конечного пункта, до которого нужно добраться как можно скорее.
Когда Саске уже подошёл к лавке в парке, его сердце исходилось бешеными ударами, а в голове давило так, что хотелось сжать черепную коробку в тески и раздавить, к чертовой матери. Он сел и откинулся на широкую спинку лавки. Сняв с плеча сумку, он бросил её в сторону. Дышал он тяжело. Хотелось вздохнуть поглубже, чтобы раскрыть диафрагму, но что-то кольцом сжимало грудную клетку.
Саске решил, что сегодня не вернётся на работу. Встряски ему хватило с избытком. Он не сомневался, что Суйгетсу его прикроет. Бывало и такое, что Саске не мог выйти в свой рабочий день, по непредвиденным обстоятельствам. Ему не было необходимости слать сообщение Ходзуки, чтобы предупредить. Суйгетсу знал, что если Учиха не явился, значит тот, занят важными делами. Пересмотрев свои планы, Саске всё же решил посетить своего адвоката, и этого с него на сегодня хватит.
Достав из сумки полулитровую бутылку с минералкой, Саске открутил крышку и сделал пару больших глоток. Если ему показалось, что за ним следили – это плохо. После всех событий, которые с ним произошли и курса терапии с целой армии психоаналитиков, Учиха начинал верить во весь тот психобред, который они ему несли. А если не показалось? И за ним и правда ведётся слежка? Кто это может быть? Саске подозревал что это как-то связано с событиями годичной давности, но к собственному сожалению, Учиха не помнил в деталях ту ночь. Он бы продал душу, чтобы вспомнить, хотя бы детали, но всё что он помнил – это погоню и холод.

***
Наруто добрался до цента психологической помощи, на удивление быстро. Припарковав, машину на стоянке, он решил немного посидеть в машине и полистать свой отчёт. Он хотел перепроверить его ещё раз, чтобы с полной уверенностью отдать Хатаке. Но от того, что он его перечитывал, уже по десятому кругу, его сомнения не исчезли. Захлопнув папку, Узумаки открыл дверцу машины и, буквально, рывком вышил из неё. Своими резкими движениями он пытался придать себе уверенности. Быстрым и твёрдым шагом он приближался к парадной двери центра, с высоко поднятой головой. Если даже Хатаке отклонит его версию по поводу диагноза Учихи, то Наруто будет настаивать на своём.
В кабинете Какаши приглушенно играла тантрическая музыка, а сам хозяин читал небольшую книжку в оранжевой обложке, удобно устроившись в своём кресле. Хатаке, лениво поднял голову, разглядывая гостя. Наруто встал по среди кабинета, не пытаясь присесть в кресло для посетителей или заговорить с куратором. Они, молча, вглядывались в глаза друг на друга, не шевелясь, до тех пор, пока Какаши не нарушил тишину:
- О чём ты сейчас думаешь, Наруто?
Узумаки нахмурился, сбитый с толку. Парень помялся на месте, запуская руку в волосы. Наруто не понимал, почему Хатаке задаёт такие странные вопросы.
- Я думал…, об отчёте, который привёз Вам и…
- Нет–нет–нет…, - прервал его Какаши, мотая головой из стороны в сторону.
- Я спрашиваю, что ты подумал в тот момент, когда увидел меня?
Наруто стушевался, отводя взгляд в сторону, пытаясь припомнить, но за тем все, же спросил:
- Какое это имеет значение?
- Ответь, Наруто. – потребовал психолог.
С раздраженным вздохом Узумаки ответил:
- Я подумал, что вы чем-то озабочены.
- Почему ты так подумал?
- Потому что это было написано на вашем лице.
- А что было такого в моём лице, что ты пришел к таким выводам?
- Чёрт…, - ругнулся Наруто, - Ваши брови были нахмурены, но правая бровь выгнута вверх чуть выше, чем левая и рука прикрывала рот. Обычно это значит, что человек о чём-то думает. О чём-то, что ему не по душе. Выражение сомнения, озадаченный вид.
- Это выражение длилось всего несколько секунд. – Заметил Хатаке.
- Мне хватило. – буркнул Наруто, поморщив нос. Он, наконец, расслабился, кинув папку на стол куратора и присаживаясь в кресло.
- Это отчёт, который я написал.
Какши даже не глянул на папку, продолжая пялиться на своего практиканта.
- Что?! – не выдержав, взвился Наруто.
- Не приятные воспоминания? – У Хатаке был такой вид, будто он всезнающий пророк.
- О чём вы? – блондин сделал вид, что не понял, о чём ему говорят.
Хатаке откинулся в кресле, насмешливо хмыкнув:
- И как ты научился так точно читать эмоции?
- Я не умею читать эмоции. – Упрямо мотнул головой Узумаки.
- Ты врёшь. Знаешь ли, ты не единственный, кто может видеть микро-эмоции.
Наруто удивлённо, обернулся на учителя, приподняв бровь.
- Откуда вы знаете?
- О твоём таланте? – уточнил Хатаке.
Узумаки кивнул, растерянно вглядываясь в лицо мужчины.
- Я был учеником твоего отца.
- А-а-а! – без энтузиазма протянул Наруто. – Я вспомнил. Вы тот самый парень, который мог придти к нам домой посреди ночи из-за очередного открытия новых терминов в психологии или спора с отцом на тему - асоциального поведения подростков. А я всё думал, где я мог Вас видеть? И почему Вы ведёте себя со мной будто давно знайте меня. – Наруто на секунду замолчал, рассеяно теребя брелок на своих ключах от машины, которые до сих пор не положил в карман.
- Значит, Вы знаете.
- Что произошло десять лет назад? Да, знаю. - Утвердительно кивнул Какаши. – Через неделю будет годовщина.
На этом месте куратор замолк, задумавшись:
- Как раз на твой день рождения…
- Что Вы хотите добиться этим разговором!? – злясь, воскликнул Узумаки. – Это дела давно минувших дней. Не стоит ворошить прошлое.
- Я веду к тому, Наруто, что ты до сих пор не можешь простить себе ту ошибку?
- Я был глупым ребёнком, которого все слишком часто слушали! Поэтому нет смысла задаваться вопросом: «простил или нет». Это то, что несут через жизнь и помнят об утрате.
- Это называется смирение. – Спорил с ним Хатаке. – А то, что сейчас вижу я, называется «корить себя»…
- Слушайте, Какаши-сенсей, не лезьте в душу. Я пришёл сюда по делу и хочу заняться проблемами Учихи, а не своими.
- Так значит, проблемы есть. Ты сам сейчас это подтвердил. – подловил его психолог.
Наруто замолчал, прикусывая губу. Психологам всегда трудно вести спор, учитывая, что они знают приёмы друг друга.
- У кого их нет? – тихо сказал Узумаки, снова переводя своё внимание на ключи.
- Почему ты не хочешь пользоваться своим даром? – неожиданные и алогичные вопросы Какаши выводили Наруто из себя.
- Это не дар – это проклятье. – терпеливо ответил парень.
- И всё же? – настаивал Хатаке.
- Какаши-сенсей, я никогда не забывал, кто я есть. Я всегда есть и буду, тем кто видит немного больше чем остальные. Например, враньё, утаивание или скрытую неприязнь, но я не собираюсь полагаться на свои домыслы и рассуждения, потому что в итоге они могут оказаться ошибочными.
- Значит, ты будешь полагаться на научные факты и домыслы других людей, которые пишут в учебниках по психологии? – саркастически вставил шпильку Какаши. – Наруто, психология не точная наука. Ошибки бывают.
- Не такие фатальные, из-за которых погибает ДВЕСТИ ДВАДЦАТЬ ЧЕЛОВЕК!!! – в конец разозлённый, Наруто ударил кулаком по столу.
- Тише-тише. – Хатаке примирительно поднял руки. – Не стоит себя накручивать.
- Вы сами завели этот разговор! И если на чистоту, то мне плевать, что вы думайте! Потому что я уже встречал тех людей, которые были бы рады плюнуть мне в лицо из-за того что я стал причиной смерти их близких! И если вы тоже считайте меня отродьем, убившим своих отца и мать, то пусть оно будет так! – резко развернувшись, Узумаки выскочил из кабинета, громко хлопнув дверью.
- Ну, вот и поболтали. – Удручённо промолвил Какаши.

***
Разгадать неординарные способности Наруто Минато помогло лишь неотрывное наблюдение за сыном. То как Наруто скользил взглядом по лицу собеседника, пытаясь что-то в нём отыскать. Он заострял внимание на губах, бровях, зрачках, жестах. Когда Наруто был совсем мал и не понимал многих вещей мира взрослых, он всегда обращался к отцу:
- Пап, почему люди врут? – этот вопрос был неожиданностью для Минато. Наруто было тогда всего пять и в этом возрасте дети не могут отличить правду от лжи, вымысел от реальности, но если его сын задаёт такой вопрос, то значит его что-то на это подтолкнуло.
- Кто тебе сказал?
- Я вижу это на их лицах. – Ответил мальчик. – Все взрослые лгут, даже ты и мама.
Минато удивлённо приподнял брови:
- Наруто, это серьёзное обвинение, ты понимаешь?
- Понимаю, но это правда. Даже в незначительных мелочах люди друг другу врут.
Мужчина задумчиво отвернулся от сына и взглянул на небо. Оно было голубым и чистым, таким же, как его собственные глаза. Наруто наблюдал, как в зрачках отца отражается небесная гладь и подумал, что возможно и его глаза будут такими же яркими, если он взглянет на небесный свод. Они вдвоём сидели в саду на заднем дворе, ожидая, когда Кушина приготовит обед.
- Это сложно объяснить, – наконец ответил Минато. - Вряд ли ты сейчас поймёшь. Возможно, в будущем…
- Но, а ты попробуй. – потребовал Наруто, хмуря брови.
Минато потёр лоб, обдумывая как правильно преподнести сыну, ответ над которым бьются тысячи психологов и психоаналитиков и ни кто не может дать точный ответ. Почему человек – высшее по разуму существо на планете, патологический лгун?
- Понимаешь, Наруто, так заложено нашей природой. Ложь, своего рода, наш защитный рефлекс…, - Минато вдруг остановился, напомнив себе, что он говорит с пятилетним ребёнком. Вряд ли он понимает такие сложные слова. Ещё раз, глубоко вздохнув, Минато продолжил:
- Я хочу сказать, что все мы – люди всё время боимся.
- Чего? – удивился Наруто.
- Да всего, – взмахнул рукой его отец. – Мы боимся, что с нами не захотят дружить, и поэтому начинаем придумывать разные смешные истории, выдавая их за правду, для того чтобы всем понравиться. Мы боимся, что если мы сделаем ошибку или проступок, то люди не поймут нас и будут ругать. Или и того хуже перестанут любить. В итоге мы всего лишь себя накручиваем и в итоге всё становится на много хуже, когда открывается правда. Нам перестают доверять.
- Это как тогда с вазой? – спросил Наруто.
Минато недоумённо приподнял бровь.
- Ну, когда я разбил мамину любимую вазу. – Уточнил мальчик. - Я тогда соврал, что это не я, чтобы меня не наказали. Но в итоге это не помогло, и я получил ещё и за враньё. – Наруто надулся, вспомнив, как его отлучили от игровой приставки на целых три дня.
Минато весело расхохотался, вспомнив тот случай и потрепал сына по голове.
- Да, ты правильно всё понял, но лгун из тебя никудышный. Мама сразу тебя раскусила.
Наруто удручённо посмотрел в сторону, не желая видеть смеющегося над ним отца. Минато улыбнулся шире и придвинул сына за плечи к себе. Он обнял его и устремил свой взгляд в небо.
На много позже, отец привёз его в клинику Токийского центрального округа по изучению психологии. Это было не высокое здание с бежевыми стенами и, на взгляд Наруто, огромными тёмными окнами, в которых отражался голубоватый оттенок неба и не ясные, искажённые силуэты верхушек деревьев.
Оказавшись внутри, Наруто испытал чувство тоски и неимоверную усталость. Вся остановка клиники была чопорно-серой и оглушающее тихой. Люди, проходившие мимо, были бледными тенями в длинных коридорах со множеством дверей, ведущих в маленькие кабинеты. Клиника, которой работал его отец, была иной в представлении Наруто. Он ожидал увидеть палаты с душевнобольными людьми, но на деле клиника больше походила на канцелярскую контору.
Многие люди здоровались с Минато, пожимали его руку, и не громко что-то обсуждая с ним. Наруто не вслушивался, большинство из этих разговоров были ему далёкими и не понятными. Сегодня они пришли сюда с отцом, конкретно из-за него.
После долгого наблюдения за Наруто в домашних условиях, Минато впервые решился на серьёзный эксперимент, подготовка которого заняло довольно много времени.
Они поднялись на четвёртый этаж, где атмосфера была более оживлённой. В коридоре, вдоль стены на стульях сидели люди. Около восьми, десяти человек. Наруто уже точно не помнит. Все они что-то писали на бумагах, прикрепленных к планшетам, переговариваясь и ёрзая на стульях. Молодые женщины, мужчины и даже пару подростков, были добровольцами в исследовании, которое задумал Минато. Мысли об этом уже давно преследовало его отца. Наверно, с того дня, как он точно убедился, что его сын обладает бесценным даром – распознавать эмоции и настрой людей. И наконец, он мог на практике подтвердить это посредству эксперимента с доказательной базой.
Отец вежливо поприветствовал группу добровольцев и провёл сына в боковую дверь, около которой сидели люди и они попали в «пыточную», позже Наруто назовёт эту комнату именно так, из-за того что она выглядела, именно как комната допросов из навороченных голливудских боевиков про полицейских. Комната делилась пополам перегородкой, в которой было больное широкое окно с толстым стеклом, а сбоку была белая неприглядная дверь, ведущая во вторую половину комнаты. Через окно было видно, что там горел яркий иллюминисцентный свет. Голубым полотном он стелился на выкрашенные бежевой краской стены, создавая не реальный, почти искусственный оттенок, который больше раздражал, нежели успокаивал. Посреди комнаты по ту сторону окна, был довольно большой раскладной стол, со столешницей из шпона и на алюминиевых ножках. На нём стояло оборудование с множеством проводов, напоминающие радиопередатчик или видеомагнитофон. Немного левее на отдельной тумбе тоже стоял прибор, похожий на принтер. Из него лентой торчала бумага в клетку, на которой сверху были приставлены тонкие, торчащие из прибора, изогнутые спицы, рисующие молниобразные кривые линии. Вокруг них сновали ассистенты, проверяя готовность.
От увиденного, Наруто содрогнулся и с трудом сглотнул. По его спине побежали мурашки. Ему показалось, что над ним будут проводить опыты, и изучать как пришельца. Возможно, дойдёт и до того, что ему вскроют череп. Тогда он здорово испугался и обернулся к отцу с беспомощным взглядом. Он почти мысленно умолял Минато увести его отсюда. На что его отец лишь улыбнулся и потрепал сына по голове.
- Не бойся Наруто. – Ободряюще, произнёс Минато. – Все эти штуки, - он указал на устройства, - предназначены не для тебя. Сегодня они всего лишь твои противники.
- А что это? – спросил Наруто, косясь на машинку с тонкими спицами.
- Это детектор лжи, – просто ответил Минато. – Те люди, за дверью, будут отвечать на наши вопросы, а этот аппарат покажет нам, врут они или говорят правду. Твоя задача, тоже заключается в том, чтобы определить правду ото лжи, так как ты обычно это делаешь. Потом мы сравним результаты.
Наруто отвернулся от окна и снова взглянул на отца.
- А если я ошибусь? Вдруг у меня не получится?
- Не беспокойся. – Минато приобнял сына за плечи. – Это всего лишь тест и от тебя не ждут чего-то сверхъестественного. Просто будь самим собой и постарайся расслабиться.
Мальчик кивнул, после чего отец проводил его в «пыточную».
Первой была женщина. Она выглядела опрятной и со вкусом. На ней была одета простая белая блуза с перламутровыми пуговицами, серая юбка до колена, и милые золотые часики, с тонкой шлейкой, на левой руке. Ассистенты надели на её пальцы датчики в виде причудливых прищепок, а грудь опоясали манжеткой, от которой тоже тянулась вереница из проводов. Наруто усадили на удобный мягкий стул прямо напротив женщины, и теперь они смотрели прямо друг другу в лицо. Она улыбнулась Наруто доброй ласковой улыбкой, чем напомнила ему его маму. На тот момент Кушина была в отъезде в Киото на семинаре и, естественно, Наруто скучал по ней. И именно из-за ассоциативного сходства, Наруто тяготил к этой, не знакомой ему женщине.
- Пожалуй, начнём? – спросил Минато.
- Для начала, я задам вам несколько вопросов по вашей анкете, чтобы прибор смог адаптироваться к вашим параметрам. Отвечайте коротко и не спешите. – Объяснил он.
Женщина качнула головой, всё так же тепло улыбаясь.
- Вас зовут Аясе Харука?
- Да. – Ответила женщина.
- Вам тридцать восемь лет?
- Да.
Наруто вглядывался в лицо Аясе и не видел никаких признаков лжи или утаивания. Хотя его время ещё не пришло и они всего лишь проверяли работу детектора, но он тоже пытался приспособиться к её чертам лица. Бывает так, что у людей есть мимические особенности. Например, подёргивание бровей при разговоре или кривить губы. Это могло сбить столку. И поэтому, Наруто пытался уловить мелкие детали, чтобы опознать их не ошибиться.
- Вы замужем? – тем временем продолжал Минато.
- Да. – Ответила Аясе.
- У вас двое детей?
- Верно.
- Вы родом из Осаки?
- Да.
Минато задал ещё пару-тройку вопрос, прежде чем они перешли к самой главной части теста. Теперь Минато задав любые, из своего списка. Задача же отвечавшего отвечать либо правду, либо попытаться соврать. После каждого ответа, Наруто должен был сказать, правда, это или ложь. Самая изюмина состояла том, что Наруто не знал, согласованны были вопросы и ответы или нет.
- Вам нравятся яблоки? – спросил Минато.
- Да.
- Это правда. – Без колебаний ответил Наруто.
- Вы играйте на пианино?
- Да.
- Правда.
- Вы были когда-нибудь в городе Хиросима?
- Да.
- Ложь! - Тут же выпалил мальчик.
Женщина весело хихикнула, прикрывая рот рукой, и с азартом посмотрела на ребёнка.
- Да, я никогда там не была. – Созналась Аясе.
- Теперь, правда. – Одобрительно кивнул Наруто.
- Вы работаете врачом? – прозвучал следующий вопрос.
- Нет. Я работаю учителем.
- Ложь! – в запале Наруто хлопнул себя по коленке.
- Ладно-ладно, сдаюсь. – Смеялась женщина. – Я доктор.
- Это тоже не правда. – Уверенно произнёс мальчик, тоже улыбаясь. Ему начинала нравиться эта игра.
- Ммм…, - хитро протянула Аясе. - Может быть я инженер?
- Это не ответ. – Покачал головой Наруто. – Вы должны говорить в утвердительной форме.
- Хорошо. – Согласилась Харука. – Я инженер.
- Снова ложь.
- Хорошо, теперь я точно скажу правду. Я – работаю в цирке.
- Нет. – Покачал головой мальчик.
- Ты уверен, Наруто? – серьёзно спросил его отец.
- На сто процентов. – Ответил он Минато.
- Ну тогда кто же я? – спросила Аясе разводя руками.
С минуту Наруто сидел задумчиво, разглядывая женщину. Но за тем откинулся в кресле, практически утопая в нём и бросив, последний взгляд на Аясе, осторожно сказал:
- Домохозяйка.
Женщина перестала улыбаться и с удивлением смотрела на белокурого мальчика, сидящего перед ней. Минато заинтересованно приподнял брови, но не стол вмешиваться.
- Правильно. – Растеряно обронила Аясе. – А как ты узнал?
Наруто лишь пожал плечами:
- Догадался.
- Но как? – не выдержал Минато.
- Я посмотрел на ваши руки, – обратился ребёнок к женщине. – И заметил, что они стёрты после стирки – это значит, что вы стирайте руками. Не каждая работающая женщина может уделить время на стирку руками. Обычно женщины приходят с работы уставшими. И чтобы в доме не скопилось слишком много стирки, они ходят в прачечную. Ещё я заметил, что чуть ниже локтя у вас следы от фломастера. Это значит, что вы, скорее всего, недавно рисовали вместе со своими детьми. У вас есть время, чтобы уделить им внимание. И поэтому я подумал, что возможно вы домохозяйка. Я узнал это, просто, внимательно разглядев вас.
В тот день было ещё шестеро и результат, который показал Наруто, был десять к одному. В некоторых случаях, мальчик определял ложь даже быстрей, чем датчики полиграфа. Результаты поражали, а люди считали это чудом.
Через некоторое время состоялась повторное тестирование, только на этот раз, в комнате наблюдения, на нём присутствовали профессора из Токийского университета. Для частоты эксперимента, в лице составителя вопросов и отвечающего были представители из того же университета.
Наруто был вымотан, но в этот раз он показал результаты лучше, чем в первый. Положительные ответы составляли девяносто девять процентов из суммы всех вопросов.
«Мальчик-детектор», прозвали тогда его в шутку, и то же слово пестрело на страницах научно-популярного журнала «GlobalScience». Наруто чувствовал себя экспонатом. Нет, скорее, микрочастицей, над которой склонились огромные учёные в белых халатах и толстых очках. Тогда Наруто было восемь, но его имя пролетело, словно огромная комета, затронувшая своим хвостом земной шар, всколыхнувшая голос общественности. Новость подхватили и газеты, даже жёлтая пресса не чуралась назвать дар мальчика паранормальным явлением.
« - Этого мальчика можно сравнить с экстрасенсом!» - вещала тогда газета «The Daily Mail». К его отцу посыпались предложения и отзывы, но Минато уже успел пожалеть, что втянул сына в этот марафон за научным словом и удивительным открытием человеческого фактора. Правда огромная машина, под названием пресса, уже тронулась, и её было уже не остановить.




@темы: Cryptography is the soul

URL
Комментарии
2012-06-24 в 19:52 

Hizu-chan
Достигнув цели, замечаешь, что ты — средство.
Ну хоть скажите, как вам фанфик?
А то, скучно без уничтожительной критики)))

URL
2012-06-25 в 02:19 

narmine
- Ты куда? - Доказывать, что существую.
прочитала все три главы)
Давно уже фанфики не вызывали у меня такого интереса... Сюжет шикарный, исполнение отличное, небольшие ошибки мозолят глаза, но не настолько чтобы можно было забросить чтение. Тема психологии мне особо близка, а то как вы ее раскрываете вызывает у меня восторг:inlove:
Юмор на месте, сюжет интригует и вообще, повторюсь, давненько мне не было так интересно читать фанфик и думать что же будет дальше? За отсутствие розовых соплей отдельное спасибо:gigi: Очень жаль, что так мало комментариев... Лично я буду ждать продолжения:shy:

2012-06-25 в 08:10 

Hizu-chan
Достигнув цели, замечаешь, что ты — средство.
narmine, За отсутствие розовых соплей отдельное спасибо:gigi:
о, это первое, что я вымарываю из текста)))
Спасибо за развёрнутый комментарий, а то, от того, что все молчат, у меня создаётся впечатление, что я пишу в пустоту)))

URL
2012-06-25 в 12:04 

narmine
- Ты куда? - Доказывать, что существую.
Hizu-chan, вам спасибо за такой хороший фанфик)
Вы очень красиво пишете.

2012-06-25 в 13:49 

Hizu-chan
Достигнув цели, замечаешь, что ты — средство.
URL
2012-06-25 в 18:01 

прочитала сразу две главы, безумно ноправилась, особенно про саске, дарящего книги опекуну. внимательный учиха -это мило)) спасибо большое автору за продолжение)) а когда выйдет подчинненый я вас наверно еще и расцылую)

2012-06-29 в 00:21 

android911
Вы очередной раз подтвердили , что талантливы . Сюжет закручен , заверчен , я думаю , что нас ждет не мало глав . И еще , прошу простить за откровение , но я боюсь привязаться к очередному Вашему шедевру , т.к Мой любимый " Подчиненный " еще не завершен .) Желаю неугасаемой музы , хорошего настроения , и сил дойти до победного конца ! )) :heart:

2012-06-29 в 01:48 

Hizu-chan
Достигнув цели, замечаешь, что ты — средство.
Спасибо Вам всем, ребята. Ваша поддержка дорогого стоит)
Что касается "подчинённого", то он пишится. Я просто решила набрать немного глав в про запас, что бы фанфик выходил по выведенному для него времени. То есть, если "Cryptography is the soul" выходит по воскресениям, то "Подчинённый" будет выходить по среди недели, в строго назначенный день. Это будет сделано для того, чтобы и разгрузить время для написания двух фф и для того, что бы Вы, мои дорогие, не скучали))))

URL
   

логово_ублюдка

главная